Как разговаривать с умирающим от рака

Как говорить с умирающим человеком? — Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера»

Как разговаривать с умирающим от рака

Не все знают, что и когда лучше сказать умирающему человеку. Приведенные ниже рекомендации касаются общения с человеком на любом этапе тяжелого заболевания, но особенно если речь идет о последних днях или неделях жизни.

  1. Не берите на себя ведущую роль в разговоре.

Вполне естественно испытывать волнение при разговоре о смерти с умирающим человеком, особенно если это ваш близкий. Некоторые борются со своим волнением, стараясь говорить прямо, без утайки, другие, наоборот, практически не обсуждают сложившуюся ситуацию из-за страха лишить больного надежды. Так или иначе, в этой трудной ситуации мы все стремимся защитить друг друга.

Если вы чувствуете острую необходимость поговорить с умирающим человеком о его уходе из жизни, беседы о повседневных вещах могут раздражать вас, а шутки и смех будут казаться неуместными.

С другой стороны, если вам неловко говорить о смерти, если вас это смущает, то вы будете рады, что эта тема не всплывает. Однако в обоих случаях, важнее всего то, что нужно самому больному. В конечном счете, именно он выбирает, при каких условиях, когда и с кем говорить о смерти.

Постарайтесь заметить признаки того, что он готов к этому разговору, например, брошенное между прочим замечание о новых симптомах, потеря интереса к предстоящим событиям, усталость от болезни, желание оказаться дома.

Если вам покажется, что вы заметили нечто подобное, спросите, не хочет ли он поговорить об этих проблемах, скажите, что не уверены, понимаете ли вы, что именно он хочет сказать. Затем просто слушайте, задавая уточняющие вопросы.

  1. По возможности дайте понять, что вы осознаете приближение конца жизни

Некоторые люди, которые знают, что они умирают, предпочитают не говорить о смерти почти до самого конца. Важно принимать такой выбор и уважать его. Однако чаще всего честный и откровенный разговор позволяет умирающему человеку почувствовать поддержку и уважение.

Он может рассказывать о болях, затрудненном дыхании, приступах тошноты, может задаваться вопросом о том, как это будет, когда смерть подойдет совсем близко. Нужно понять, что все это беспокоит больного и не уходить от этих тем.

Вы можете попросить его рассказать о своих ощущениях и переживаниях, предложить составить список волнующих его вопросов, которые важно обсудить с лечащим врачом.

Предложение рассказать о том, что говорят медицинские специалисты, может способствовать откровенному разговору о развитии заболевания, вы сможете спросить, что больному сейчас нужнее всего, узнать, чем можете помочь вы, другие друзья и члены семьи, медперсонал. Если человек затрудняется с ответом, предложите варианты помощи: быть рядом и быть готовым выслушать его, сходить куда-то по поручению семьи, помочь по дому.

Близкие друзья и члены семьи обычно хотят быть рядом с умирающим человеком. В это непростое время нужно прийти к какому-то компромиссу между потребностями семьи и желанием самого больного.

Спросите, кого сам человек хотел бы видеть и какое количество людей может навестить его в одно и то же время.

Если исходить в первую очередь из пожеланий умирающего человека, это поможет ему в то время, когда он особенно уязвим, ощутить, что он контролирует ситуацию.

Когда члены семьи и близкие друзья собираются вместе, по умолчанию все понимают, что скоро может наступить смерть.

На вопрос умирающего человека, почему вы или кто-то другой пришли к нему, стоит объяснить, что сейчас вам хочется быть рядом с ним. Дайте ему возможность рассказать о том, что происходит по мере приближения смерти.

На прямые вопросы отвечайте так же прямо и просто. Своими словами выразите мысль о том, что, как вам кажется, его «путь на земле подходит к концу».

Узнайте, есть ли кто-то, с кем бы умирающий хотел бы пообщаться по телефону, через интернет или встретиться лично. Это может быть духовный наставник из его общины или сотрудник больницы или хосписа, отвечающий за духовную поддержку.

Если вы чувствуете, что есть нечто важное, что вы еще не сказали умирающему близкому, прислушайтесь к советам врача паллиативной помощи д-ра Айры Байока (Dr.Ira Byock), автора книги «Четыре главные фразы» (Four Things That Matter Most). В следующих четырех рекомендациях речь пойдет о тех словах, в которых, согласно доктору Байоку, умирающий человек нуждается больше всего.

  1. Чтобы ни о чем не сожалеть, скажите: «Прости меня, пожалуйста».

Не стоит беспокоиться из-за мелких обид и размолвок. Вместе с тем, когда вы знаете о скором уходе близкого человека, вас могут терзать сожаления о том, что вы могли ранить его словом или делом, или чем-нибудь еще огорчали его.

Чтобы вас не терзали угрызения совести, попросите у близкого человека прощения, выразите сожаление о том, что произошло между вами, признайтесь, что вы тоже были не правы.

Опишите проблему или ситуацию в простых словах, а затем скажите: «Прости меня, пожалуйста».

Независимо от ответа, вы будете знать, что постарались исправить то, что причиняет боль в ваших отношениях.

  1. Чтобы на сердце не было тяжело, скажите: «Я прощаю тебя»

Попросив у близкого человека прощения, вы можете быть удивлены, что он обратится к вам с той же просьбой. После того, как вы простите человека, вы сможете более глубоко вместе с ним переживать оставшиеся дни и сохраните мир в душе после его ухода из жизни.

Вследствие защитной реакции, недопонимания или по другим причинам человек может быть не готов признать, что он глубоко ранил вас. Тем не менее вы все равно можете умом и сердцем простить его. Это значит отпустить свою злость и перестать желать наказания тому, кто обидел вас.

Одна женщина поступила таким образом со своим пожилым родственником, который домогался ее, когда она была ребенком. Когда он находился при смерти, она наклонилась к нему и прошептала «Я прощаю тебя».

Он уже не мог ей ответить, и она не могла узнать, как это подействовало на него, но для самой женщины это было важным шагом к освобождению от тяжелой боли и злости.

  1. Чтобы показать, что вы цените человека, скажите ему: «Спасибо тебе».

Поблагодарив человека за то хорошее, что он привнес в вашу жизнь, вы тем самым подчеркиваете его значимость для вас, это вызывает в нем чувство самоуважения.

Раввин Гарольд Кушнер (Rabbi Harold Kushner) пишет: «Я убежден, что нас пугает не столько смерть или тот факт, что наша жизнь закончится, сколько страх, что мы прожили жизнь впустую». Д-р Харви Чочинов (Dr.

Harvey Chochinov) в своем исследовании, посвященном чувству собственного достоинства у человека при смерти, подтверждает эту мысль. Вы можете помочь вашему близкому, выразив ему особую благодарность.

Так он сможет почувствовать, что он прожил свою жизнь не зря.

  1. Часто и открыто признавайтесь в любви.

Никогда не поздно сказать «я люблю тебя». Если вы обычно не говорите открыто близким людям о своей любви, рискните сделать это и удивить их — это поднимет ваши отношения на новый уровень.

  1. Не оставляйте прощальные слова на последний момент.

Когда ваш близкий человек приближается к уходу из жизни, каждый разговор с ним должен заканчиваться так, будто это ваша последняя встреча.

Если вы будете прощаться как обычно, например, уходить со словами «увидимся» или «мне надо бежать, до скорой встречи», потом вы можете жалеть о том, как вы расстались.

Прощание не должно быть сентиментальным, просто покажите человеку, что он важен для вас.

Если вы расстаетесь на долгий срок и вряд ли увидите его снова, ваше прощание может быть более эмоциональным. Вы можете открыто сказать ему о том, что не знаете, увидитесь ли когда-нибудь еще. Скажите все, что должно прозвучать. Еще раз напомните своему близкому, что он значит для вас. Хорошее прощание поможет вам избежать сожалений, когда вашего близкого человека не станет.

  1. Прикосновения тоже могут сказать о чем-то.

Когда вы говорите с человеком, который скоро умрет, вы «прикасаетесь» к нему при помощи слов. Когда речь больше не нужна или невозможна, вы все равно можете продолжать общение. Осторожно дотрагиваясь рукой до его руки, плеча или головы, вы проявляете нежность, как бы говоря ему: «Я здесь, ты не один».

Продолжайте разговаривать с человеком, даже если он больше не может отвечать вам. Он будет чувствовать ваше присутствие и слышать ваш голос.

• • •

Глен Р. Хорст // Glen R. Horst MDiv, DMin, BA

статьи предоставлено с разрешения Канадского виртуального хосписа. Источник. 

Перевод с английского: Пудовкина Алена

Редактура перевода: Ерохина Вера

Источник: https://www.hospicefund.ru/what-to-say/

Cancel cancer: как выжить, если у вашего близкого рак

Как разговаривать с умирающим от рака

Рак – заболевание, которое заполняет собой будни не только больного человека, но и его семьи, близких. Жить в таких условиях сложно, а порою невыносимо. И иногда надо знать, как помочь себе, чтобы хватило сил помогать больному.

Беда постучалась дважды

Мне пришлось столкнуться с этим дважды. Сначала болезнь дедушки, а несколько месяцев назад такой диагноз поставили моей близкой подруге.

И если, когда болел дед, я была слишком юна и не до конца могла все осознать, то сейчас рак проживается мною ярко и глубоко.

Это не просто подруга — близкий человек, она была рядом со мной в самые трудные моменты в жизни, когда казалось, весь мир против тебя. То, что произошло, — трагедия не только для ее семьи, но и для моей.

Психологи говорят, что трагичные новости мы переживаем в несколько этапов. Сначала шок, отрицание, потом гнев, депрессия и принятие.

Все это “работает” и в отношении близких больного.

Долгое время я и думать не хотела, что у подруги рак. По весне у нее начались проблемы со здоровьем. Сначала заболела спина (ее слабое место), потом голова и прочее. Грешили на болезнь Лайма. Подруга живет у леса, думали, что не заметила укуса клеща. Потом стало ясно, что у нее просто “сыпался” иммунитет и цеплялись всякие болячки.

Когда ей поставили диагноз, я продолжала парить в облаках. “Ничего, ты скоро поправишься. Сделают химию, и вернешься к обычной жизни”. Я, правда, так думала.

© Sputnik / Варвара Гертье

А потом становится ясно, что борьба эта гораздо дольше, чем казалось. Что есть риски, и большие. У подруги – лимфома. Опухоль агрессивная, а значит быстро развивающаяся.

Осознание пришло, наверное, когда подруга, всегда бодрая и сильная, сказала, что ей больно. Она сильно похудела, стала слабой и беспомощной. И тут началось самое сложное уже для меня.

Плакать от усталости

Оптимистом быть легко только поначалу. Мне казалось, что буду каждый день ездить в больницу, буду всегда готова ее выслушать и поддержать.

Но жизнь есть жизнь. И она продолжается. Я по-прежнему должна ходить на работу, где нужно решать определенные задачи. И в доме хватает проблем. Кроме того, есть родные и близкие, которым тоже нужно внимание. Как разорваться?

Тяжелая болезнь меняет людей. Сильная и самодостаточная прежде подруга стала часто мне звонить. Иногда по много раз – когда я ее в тревоге набирала, выяснялось, что она просто хочет поболтать.

Психологи утверждают, что люди, у которых рак, часто проявляют эгоизм. Так проявляется инстинкт самосохранения.

Когда подруга лежала на химиотерапии в клинике, я старалась навещать ее почти каждый день. Она не местная, ее семья далеко. Кто, если не я? После работы ехала в Боровляны. Возвращалась поздно. Дом развален, в холодильнике пусто — некогда продукты купить. Завтра снова рано вставать.

Состояние, когда мне хочется плакать от усталости, случается все чаще. А еще эти бесконечные мысли: что чувствует близкий тебе человек и как себя с ним вести?

Это непросто. Ведь раньше твой близкий был опорой, а сейчас он нуждается в защите. Внезапно нужно становиться сильным. Терпеть чужие капризы, уметь промолчать, даже если этого не хочется, и мириться со всеми его желаниями. А их будет много. “Пошли туда, пошли сюда”. “Ты знаешь, я никогда не была в опере, в театре, в соседней России…”. Не осуждать…

Я ведь тоже живая

Однажды я поняла, что выгораю. И даже злюсь на подругу. Я оказалась в ловушке — и отказать не могу, и помогать нет сил. И убежать нельзя. Так началось мое собственное отчаяние.

В итоге я попросила перерыв, не объясняя причин. Решила обратиться к психологам. Так получилось, что я смогла пообщаться не только со специалистами, но и с теми, кто болеет.

Я не буду комментировать их заметки, просто почитайте. Это истории от реальных людей.

“Мне одиноко, нет семьи, живу с мамой, никому не нужный инвалид, которому нечего делать. Настроение портит рвота. Я настроена на то, что умираю от рака, так мне легче переживать ухудшения, которых за последние два месяца было два. Когда меня обсыпало новыми метастазами, у меня был очень тяжелый стресс, и я очень боялась смерти. Мне страшно умирать, я бы хотела пожить еще”.

“Сначала тошнило, потом приняла лекарство от рвоты, начал болеть желудок. Настроение эти побочки гробят просто фантастически. Человеку не может быть хорошо наедине с собой, если тошнит. Поэтому я пытаюсь отвлечь себя общением и забыть плохое самочувствие дружбой или поддержкой”.

“Я видеть никого не могла. И слышать тоже. Меня убивали эти “похоронные рожи”. Приношу извинения за грубость, но на тот момент все именно так и выглядели. Эта жалость в глазах и слезы… Я еще жива, а они уже рыдали. Это убивало быстрее болезни. И только от одного человека я хотела много внимания и даже той же жалости. Потому что на тот момент это был мой самый близкий и самый лучший друг”.

Эти мысли помогли расставить все по местам. Я вдруг четко осознала: для подруги я — спасательный круг от одиночества и страха. И силы у меня появились снова.

Не теряйте веру

Человеку, который рядом с онкобольным, нужны бездонные ресурсы. И часто он выгорает. И я стала размышлять – где их искать, чтобы не перегореть, чтобы вместе пройти этот долгий путь. И чтобы конец обязательно был счастливый. В итоге сформулировала некоторые правила. Может, кому-то они будут полезны.

  • Время от времени давайте себе возможность отдыхать и берите “отпуск”. Поверьте, ваш близкий тоже заинтересован в том, чтобы вы были с ним как можно дольше.
  • Ваша жизнь продолжается. Вы имеете право быть счастливым. В болезни вашего близкого нет вашей вины, как и вины миллионов других людей. У каждого человека свое несчастье.
  • Помогайте по возможности. Поначалу очень хочется дарить дорогие подарки. Но мелочь, подаренная от души, может быть гораздо приятнее.
  • Бороться надо не только ради себя – ради родных. У моей подруги двое маленьких детей. В болезни люди думают чаще пессимистично. Представляют, как их дети будут жить без них. И это главная ошибка. Скажите своему близкому, что он должен сражаться ради малышей. Маму не заменит никто. Она для ребенка – целая Вселенная.
  • Самое больше, что можно сделать, — не жалеть больного при общении с ним. Надо вести себя как и прежде. Человек вам будет за это благодарен.
  • Часто мы не умеем выражать свои эмоции. Если вам рассказывают о страданиях, не набрасывайтесь с вопросами и советами. Просто скажите: “Хочу тебя просто поддержать. Это тяжело и непросто”. Больше слушайте – меньше говорите. Больному нужно просто выговориться.
  • Аккуратно посоветуйте близкому обратиться к онкопсихологу. Эти ребята знают, что и когда сказать — доказано, что качество жизни после обращения к специалисту значительно улучшается.
  • Сохраняйте оптимизм. Рак – самое загадочное заболевание, прогнозов на которое не дает никто. Мне очень нравится цитата из интервью психолога Юлии Гиппенрейтер: “На удар судьбы я отвечаю встречным ударом”. А из фильмов посоветовала бы вдохновляющую комедию “50/50”. Только осторожно – она для совершеннолетних.

Всем, кто столкнулся с такой ситуацией, желаю веры. Не опускайте руки. Любое усилие в этом мире вознаграждается.

… А своей подруге я желаю оставаться такой же вредной и непоседливой – мы с тобой на пенсии еще зажжем!

Источник: https://ru.sputniknews.kz/columnists/20180915/7235644/u-blizkogo-rak-kak-vyzhit.html

Блоги / Вадим Слуцкий: Как умирала моя мама (о том, как умирают больные раком в России): продолжение

Как разговаривать с умирающим от рака

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

*Продолжение.

Начало: http://echo.msk.ru/blog/vadimslutsky/1209573-echo/

………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….

Впрочем, были на «Скорой» два-три опытных врача, которые ничего не заполняли, больную не осматривали – а сразу делали укол, причём, не всегда трамадол или кеторол, а по моей просьбе – и морфин. Но это – редкое исключение.

Нормальные люди есть везде, — их только очень мало, и они не делают погоды.

Очень скоро я обнаружил, что Л.Ф.Лай не только струсила, прочтя моё грозное заявление,  – но и разозлилась. Она всячески пакостила нам: отказалась отдать мне мамину карточку, когда я хотел пригласить частного врача, а выдала только ксерокопии – но не всей карточки, а некоторых страниц.

Мама больше всего страдала не от боли, даже не от тошноты, а от беспомощности, и особенно от того, что её все бросили. Она чувствовала, что её уже списали, считают не живым человеком, а трупом – и это её больше всего мучило.

Я тоже был в ужасном состоянии, в каком не был никогда в жизни. Всё это время – 4 месяца – я почти не спал.

Ложился я на полу в маминой комнате, возле её кровати, потому что позвать меня из другой комнаты, когда ей нужно было, она не могла. Мы с мамой жили вдвоём, родственников здесь у нас нет.

Никто никакой помощи нам не предложил. О том, что есть социальные службы, которые могли выделить маме сиделку, я узнал уже после смерти мамы.

Однажды очередной врач из поликлиники – его фамилия, кажется, Вавилин – явился как раз тогда, когда маме нужно было «в туалет». Я не мог пустить его в квартиру. Объяснил через дверь, в чём дело. Он ушёл и через 10 минут, когда мы ещё не кончили, явился с двумя полицейскими.

Я неосторожно открыл им дверь, один из молодых «полицаев» силой оттеснил меня, а «врач» Вавилин зашёл в квартиру и поиграл в больничку. Войдя в мамину комнату, я громко сказал ему: «Вы подонок, мерзавец!» Он ничего не ответил. Вавилин этот — высокого роста и очень крепкого телосложения молодой человек.

Потом он сказал, что придёт завтра в это же время и ушёл. Но больше не приходил.

Как-то был случай, что я не разрешил дежурному врачу из поликлиники – пожилой женщине – «поиграть в больничку». А у мамы тогда кончился трамадол, ей нужен был рецепт. Я предложил выписать рецепт без осмотра, она отказалась. Я минут пять не разрешал ей уйти, звонил её начальству. Рецепт нам передали только вечером.

На следующий день медсестра, явившаяся делать маме укол, пришла с охраной. Это были две другие медсёстры. Они встали в коридоре, по стойке смирно, выпучив глаза.

Но потом одна из них застыдилась и вышла в подъезд, а за ней и вторая. Так они продолжали приходить – втроём, чтобы сделать один укол одной больной – но уже стеснялись заходить в квартиру.

Потом уже и в подъезд перестали заходить – стояли на крыльце.

Они получили указания начальства – их надо выполнять. Рабы есть рабы: если им хозяин скажет прыгать на одной ножке и кукарекать – они будут прыгать и кукарекать.

Я подал заявление в городскую администрацию – в связи с фактическим отказом в медицинской помощи моей маме – обратился в суд, в прокуратуру. Тут уже испугался А.Л.Рутгайзер, главврач поликлиники № 2.

Его даже вызывали на совещание в мэрию, и он там сказал, что это я мешаю им оказывать медицинскую помощь моей маме.

Чиновница из мэрии позвонила мне и на голубом глазу сообщила: «А ведь всё не так, как вы пишете: оказывается, это вы сами мешаете оказывать помощь вашей маме!»

Я, конечно, страшно нервничал, но как я мог мешать оказывать медицинскую помощь своему самому близкому человеку? Но им просто надо было отмазать Рутгайзера.

К слову, он тоже – вовсе не исчадие ада. Обычный российский чиновник-карьерист.

Но он так испугался за свою карьерочку, что с испугу написал в прокуратуру заявление о том, что я мешаю оказывать медицинскую помощь моей маме! Мне звонили из прокуратуры и сообщили об этом.

Говорила со мной сотрудница прокуратуры совершенно растерянным голосом: видимо, раньше никогда с подобным не сталкивалась. Она предложила мне приехать в прокуратуру – дать объяснения. Я просто повесил трубку.

Когда-то я уже писал о том, что все рабы – прирождённые воины и победители. Мои попытки защитить маму, добиться более-менее нормальной медицинской помощи для неё все эти т.н. «врачи» восприняли как агрессию – и стали со мной, а заодно и с моей мамой, решительно бороться. И, разумеется, одержали блестящую победу.

За месяц до смерти мама наотрез отказалась ехать в больницу. Она сказала: «Ты им надоел, и они просто хотят от меня избавиться». Она уже никому не верила.

И я отказался от больницы. Сейчас я думаю, что это было большой ошибкой. Ухаживать за умирающим от рака можно только в больнице. Но нам никто не объяснил, как ужасны могут быть последние недели. А они были ужасны. Мама не могла уже даже говорить. И, кроме Ирины Анатольевны, мы никому не были нужны.

Мама умерла 20 августа, около 19-00. Я был рядом с ней, когда она перестала дышать.

Я почти ничего не сказал здесь о ней как о человеке. Приведу только одну деталь: в конце июля исполнялось 74 года её подруге и нашей соседке, Лидии Евгеньевне Васильевой. Мама тогда уже не могла даже сама повернуться в постели и едва могла говорить.

Но она вспомнила о дне рожденья Лидии Евгеньевны и сказала мне, чтобы я ей позвонил, поздравил её и извинился, что она сама не может этого сделать. Она ни на что не жаловалась.

Только последние дни она часто начинала горько, как младенец, плакать, потому что она ничего уже не могла мне сказать и не могла пошевелиться: страшная болезнь сделала её беспомощной, как новорожденный ребёнок, – а она была очень гордым человеком, и это было для неё мучительно тяжело.

В России к онкологическим больным относятся так же, как в Афганистане: просто оставляют умирать без действенной помощи. Исключением отчасти являются только Москва и Петербург, где есть хосписы. Больше их нигде нет. Эвтаназия в России под запретом. Я думал – ещё в июле – что нужно просто перерезать маме вены, потому что иного способа избавить её от мучений нет. Но сделать этого не смог.

Постарайтесь избавиться от иллюзий: в России, если у вас онкология, у вас нет шансов. Не только на выздоровление – но и на то, что вам дадут умереть более-менее по-человечески.

Перед смертью онкологический больной, если он живёт в России, обречён на длительную, обычно – многомесячную — страшную пытку. Хотя современная медицина вполне способна эффективно облегчить состояние таких больных – но этого в России не делается.

И это – государственная политика, от отдельных т.н. «врачей» не зависящая.

Так что – сдавайте своевременно анализы на онкомаркёры – если вам больше 50 лет, то, как минимум, каждые 5 лет – независимо от своего физического состояния: рак на начальных стадиях никак себя не проявляет – а анализ его выявит.

Помните: в России есть категории людей, официально или полуофициально вычеркнутых из числа живых и лишённых всех человеческих прав. Это, например, заложники. При штурме «Норд-Оста» убили 130 заложников: никто за это не ответил. Попал в заложники – пеняй на себя. Тебя убьют, чтобы освободить, потому что государственной задачей является победа над террористами – а вовсе не твоё спасение.

То же касается и онкологических больных. Имел неосторожность заболеть – подыхай без помощи, сам виноват. Это Россия. Тут не должно быть иллюзий.

Я обращался, куда только мог: ещё при жизни мамы и после её смерти. Получил десятки отписок, в том числе из администрации президента. Все подтвердили, что врачи поликлиники № 2 действовали АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНО.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. «Врачей» в нашей стране почти нет, есть рабы, которые выполняют инструкции. Спасать себя и своих близких – если это ещё возможно – мы должны сами.  

Источник: https://echo.msk.ru/blog/vadimslutsky/1210273-echo/

Беседа с умирающим человеком

Как разговаривать с умирающим от рака

Неизлечимая болезнь неотвратимо приближает реальность смерти. Она существенно изменяет человеческую жизнь, и на этом фоне, как ни парадоксально, нередко появляются признаки «роста личности». Что же происходит при приближении смерти?

В какой-то мере ответ на вопрос мы получаем в беседах с больными раком:

  • заново оцениваются приоритеты жизни – теряют значение всякие мелочи;
  • возникает чувство освобождения – не делается то, чего не хочется делать, т.е. теряют силу долженствования (“обязан”, “необходимо” и т.п.);
  • усиливается сиюминутное ощущение жизни;
  • обостряется значимость элементарных жизненных событий (смена времен года, дождь, листопад и т.п.);
  • общение с любимыми людьми становится более глубоким;
  • уменьшается страх быть отвергнутым, возрастает желание рисковать.

Все эти изменения свидетельствуют об увеличении чувствительности неизлечимо больного человека, что предъявляет конкретные требования к тем, кто находится рядом с ним, – к близким, врачам, психологам. У больного возникают очень важные для него вопросы, которые он задает окружающим.

Один из таких вопросов – “Скоро ли я умру?”. Не существует единственно правильного ответа на этот вопрос, хотя можно говорить о более или менее универсальных принципах. Требуется большая ответственность в разговоре с пациентом о смерти.

Прежде всего, неплохо посоветовать ему привести в порядок жизненные дела (последние желания, завещание и т.п.). Можно не говорить пациенту прямо, что, возможно, он вскоре умрет: «Каждый должен быть готов к самому худшему, особенно тяжелобольной».

Некоторые люди не склонны думать о завершении своих земных дел, потому что им кажется, что решение подобных проблем открывает дверь смерти. С ними можно обсудить проблему страха перед смертью.

Вопрос об откровенности с неизлечимо больным представляется одним из самых трудных. Существуют самые разные мнения на этот счет.

Одни думают, что пациенту надо сказать всю правду, другие подчеркивают необходимость бережного отношения к тяжелобольному и ничего не говорят ему о приближающейся смерти, третьи считают, что следует вести себя так, как хочет пациент.

Конечно, больной имеет право знать правду о своем реальном положении, и никому не позволено узурпировать его право, однако не стоит забывать, что «право знать» отнюдь не тождественно «обязанности знать».

Право знания не равносильно выбору знания. Свобода пациента будет реальной только при ориентации на его желание обладать подлинным знанием.

Тяжелобольной человек может и не желать знать что-либо конкретное о приближающейся смерти, и окружающие обязаны уважать его выбор.

Очень часто знание того, что скоро наступит смерть, не облегчает состояния больного, и тогда даже лучше, если он меньше знает.

Когда пациент категорически требует сказать, сколько ему осталось жить, представляя самые разные, нередко достаточно рациональные аргументы, окружающие должны стараться понять, почувствовать, что скрыто за этими словами.

Часто безоглядная смелость является мнимой. Требуя высказать все до конца, пациент не очень представляет свою реакцию на жестокую правду.

Иногда нетрудно заметить, что его требование носит скорее формальный характер, и он вовсе не желает получить точный ответ, поскольку это лишает его надежды.

Последовательность реакций неизлечимо больных людей на приближающуюся смерть описывает модель Kubler-Ross:

  1. Отрицание. При посещении разных врачей пациенты прежде всего надеются на отрицание диагноза. Действительное положение вещей скрывается как от семьи, так и от себя. Отрицание дает возможность увидеть несуществующий шанс, делает человека слепым к любым признакам смертельной опасности.
  2. Злоба. Она чаще всего выражается вопросами: «Почему я?», «Почему это случилось со мной?», «Почему меня не услышал Бог?» и т.п.
  3. Компромисс. На этой стадии стремятся как бы отложить приговор судьбы, изменяя свое поведение, образ жизни, отказываясь от разных удовольствий, и т.п.
  4. Депрессия. Поняв неизбежность своего положения, постепенно теряют интерес к окружающему миру, испытывают грусть, горечь.
  5. Адаптация. Смирение понимается как готовность спокойно встретить смерть.

Прохождение отдельных стадий у разных людей значительно различается. Следует отметить, что через все эти стадии проходят и члены семьи, узнав о неизлечимой болезни близкого человека. Важнейшей стадией преодоления страха смерти, по мнению ряда авторов, является отрицание.

Отрицание действует подобно морфию – не устраняя причины заболевания, оно уменьшает боль. Отрицание облегчает душевные страдания за счет сокрытия реальности. Действие защитного механизма происходит бессознательно, его интенсивность и характер не у всех одинаковы.

Иногда некомпетентный доктор пытается бороться с психологической защитой пациентов, высмеивая абсурдность их фантазий (пациенты с неизлечимой болезнью порой усматривают признаки выздоровления, начинают строить далеко идущие планы и т.п.). На самом деле проявляется совершенно естественная и обоснованная реакция умирающего на страх смерти.

«Развенчание» искаженной картины болезни уместно при других заболеваниях (например, отрицание болезни при инфаркте миокарда может стоить пациенту жизни).

С помощью отрицания создается иллюзия, что все обстоит хорошо. Однако отрицание ни в коем случае не означает, что пациент действительно не знает о приближении смерти. Скорее можно думать, что он выбирает незнание или, иначе говоря, предпочитает оставаться в неведении.

На бессознательном уровне пациент чувствует, какова ситуация в действительности, но склонен игнорировать ее. Следует отметить, что использование отрицания бывает успешным, т.е.

выполняет свои функции только тогда, когда никто из окружающих людей не использует этот механизм защиты.

Обычно же близкие умирающего, а иногда даже врачи, склонны игнорировать истинное положение дел, потому что тоже испытывают страх перед смертью и не знают, как разговаривать с человеком, которому осталось недолго жить.

Тем самым они мешают пациенту воспользоваться механизмом отрицания.

Когда окружающие начинают говорить о том, что все будет хорошо и пациент выздоровеет, тревожность у пациентов увеличивается, и часто такие «игры» близких становятся для него признаком полной безнадежности его состояния.

Умирающий человек способен понять свое положение и нередко хочет поговорить о своей болезни и приближении смерти, но только с теми, кто выслушивает его без поверхностных попыток утешить.

Поэтому консультанту или врачу следует уметь квалифицированно разобраться в желаниях умирающего и связанных со смертью фантазиях и страхах. Это позволяет не только выслушать пациента, но и помочь ему поделиться мыслями о смерти, собственном негодовании и о том, что он потеряет вместе с жизнью.

Консультант, по сути, способен побудить неизлечимо больного человека изведать жизнь до последнего мгновенья.

В заключение перечислим несколько важных принципов, которые следует учитывать в работе с умирающим человеком:

  1. Очень часто люди умирают в одиночестве. Известное философское изречение: «Человек всегда умирает в одиночку» нередко понимают слишком буквально и оправдывают им защитное отгораживание от умирающего. Но страх смерти и боль становятся еще сильнее, если оставить человека одного. К умирающему нельзя относиться как к уже умершему. Его надо навещать и общаться с ним.
  2. Следует внимательно выслушивать жалобы умирающего и заботливо удовлетворять его потребности.
  3. На благо умирающему должны быть направлены усилия всех окружающих его людей. В общении с ним следует избегать поверхностного оптимизма, который вызывает подозрительность и недоверие.
  4. Умирающие люди предпочитают больше говорить, чем выслушивать посетителей.
  5. Речь умирающих часто бывает символичной. Для лучшего ее понимания необходимо расшифровывать смысл используемых символов. Обычно показательны жесты больного, рассказы и воспоминания, которыми он делится.
  6. Не следует трактовать умирающего человека только как объект забот и сочувствия. Нередко окружающие с самыми лучшими намерениями пытаются решить, что лучше для умирающего. Однако чрезмерное принятие на себя ответственности уменьшает диапазон самостоятельности пациента. Вместо этого следует выслушать его, позволить ему участвовать в принятии решений о лечении, посетителях и т.п.
  7. Самое большее, чем может воспользоваться умирающий человек, – это наша личность. Конечно, мы не представляем собой идеальное средство помощи, но все же наилучшим образом соответствующее данной ситуации. Пребывание с умирающим требует простой человеческой отзывчивости, которую мы обязаны проявить.

Людям, которые общаются с умирающим и его близкими, тоже необходима существенная помощь. С ними прежде всего следует говорить об осознанном смирении с чувствами вины и бессилия. Медикам важно преодолеть унижение профессионального достоинства. Такое чувство довольно часто встречается среди врачей, для которых смерть пациента в определенном смысле является профессиональной катастрофой.

Если вы столкнулись с подобной жизненной ситуацией и не знаете, как найти из нее выход, как вести себя, где найти ресурсы и внутренние силы – позвоните в нашу Службу психологической помощи по бесплатному круглосуточному номеру 8-800 100-0191, и квалифицированные психологи помогут вам найти ответ.

Цитируется по: «Основы психологического консультирования»,
Р. Кочюнас

Источник: http://www.help-patient.ru/psychological_help/relatives/talk_with_dying/

«Избегайте оптимизма»: о чем надо помнить, когда живешь рядом с умирающим человеком

Как разговаривать с умирающим от рака

Лена Андрев

Эксперт по уходу благотворительного фонда «Старость в радость», ассистент медицинского факультета РУДН кафедры «Сестринское дело», автор книги «Поговорим об уходе за тяжелобольным»

Когда мы ухаживаем за больным человеком, то волей-неволей надеемся, что состояние его здоровья улучшится или хотя бы не ухудшится. Такие надежды дарят нам дополнительные силы, придают смысл всем нашим усилиям и заботам.

К сожалению, это не всегда так. Не всегда за болезнью следует улучшение состояния или полное выздоровление.

Больному может становиться хуже независимо от ваших стараний, а болезнь заканчивается неумолимо приближающейся смертью.

Допустим, врач предположил, что больному осталось жить не более одного месяца, — значит, этот месяц превращается в важную часть его и вашей жизни. И если ваш близкий проживет, скажем, еще полгода, то каждый день сверх назначенного врачом срока рассматривайте как подарок.

Если вы ухаживаете за умирающим, не опускайте руки — забота о вашем близком никогда не теряет смысла, наоборот: умирающий особо остро нуждается в вас, в вашем тщательном, бережном и чутком уходе.

Если не паниковать, а просто сесть и подумать, что важно любому человеку на планете, когда он умирает, то вы сами поймете, на что должен обращать внимание ухаживающий. Никто не хочет страдать от болей, бояться и желать себе скорейшего конца как освобождения от страха и боли.

Только понимая и принимая смерть как часть нашей жизни, можно достойно разделить с человеком его последние дни. К сожалению, в российском обществе тема смерти и умирания — табу. Мы говорим о смерти редко — и обычно тогда, когда уже бывает поздно.

«Все знают, что смерть неизбежна, но так как она не близка, то никто о ней не думает» (Аристотель). Настало время подумать о смерти.

Разговоры о смерти

Нужно говорить о смерти и не бояться произносить это слово.

Стоит спокойно обсудить важные вопросы и уладить все старые недоразумения, чтобы потом к чувству утраты не прибавилось еще и чувство сожаления и раскаяния.

Обсудите с больным его ожидания: тогда у вас появится уверенность, что вы делаете все так, как хочет ваш умирающий близкий; станут ясны все обязанности друг перед другом и границы, за которые вам не следует заходить.

Сопровождая умирающего, вы должны быть уверены, что и сейчас действуете по его воле, и после его смерти сделаете все так, как он желал. Для этого необходимо говорить открыто и доверительно.

Осуществляя уход за умирающим, рассчитайте свои силы и не требуйте от себя слишком многого. Не пытайтесь делать все сами 24 часа в сутки.

Кто будет ухаживать за вами, если вы заболеете? От повышенной нагрузки человек становится раздражительным; вы можете сорваться и наговорить лишнего, о чем впоследствии будете жалеть.

Не пытайтесь брать на себя больше, чем от вас требуется, — умирающий не ждет от вас чего‑то сверхъестественного. Распознать боли, помочь их уменьшить, быть рядом — необходимый минимум для сопровождающих.

Самое главное в уходе за умирающим — не оставлять его одного. Но, опять же, лучше заранее это обсудить. Никто кроме умирающего не может решить, как ему будет легче умирать.

Подробности по теме

Близкий человек заболел раком: как его поддержать? 5 советов онкопсихолога

Близкий человек заболел раком: как его поддержать? 5 советов онкопсихолога

Для того чтобы эффективно помочь, необходимо понимать, какие серьезные и специфические проблемы возникают у умирающего человека.

Уход за умирающим с практической точки зрения мало чем отличается от ухода за обычным больным, который может выздороветь, — однако он принимает несколько иную направленность. В частности, если известно, что человеку осталось жить недолго, то самое главное — чтобы в течение этого срока он испытал как можно меньше страданий (болей, страхов) и как можно больше положительных эмоций.

Многие моменты, важные для обычных больных, отходят на второй план. Например, если человеку трудно дышать и потому он лежит только на спине с приподнятым изголовьем, то риск возникновения пролежней высок, но это отходит на второй план — облегчение дыхания для умирающего приоритетней.

Если умирающий страдает от запора, то делается все, как укажет врач, чтобы помочь больному опорожниться, поскольку очистить кишечник очень важно.

Однако если он мало ест либо не ест вообще, а задержка стула не приносит ему неудобств, то не стоит сразу паниковать: подождите, посоветуйтесь еще раз с врачом.

Не стоит бояться привыкания к обезболивающим медикаментам или побочных эффектов от них — важнее всего, чтобы не было боли. Ни один человек не должен терпеть сильную боль в течение длительного времени.

Обезболивающие препараты, конечно же, прописывает врач, но вы должны наблюдать за их эффективностью и сообщать врачу о ваших наблюдениях; в ваши обязанности входит и следить за регулярностью приема лекарств (помните: нежелание тревожить больного во время сна ради приема лекарства является ошибкой, следует разбудить его и дать лекарство вовремя).

Нет никакой необходимости строго соблюдать режим дня — например, точное время подъема утром, гигиенические процедуры обязательно до завтрака. Если больной плохо спал ночью и заснул только под утро, то, скорее всего, не стоит его будить ради того, чтобы умыть. Наиболее часто в уходе за умирающими приходится иметь дело со следующими проблемами:

Вам может показаться, что многое стало неважным, что нет смысла ухаживать за человеком, что нет разницы, мыть его или не мыть, — но это не так. Возможно, вы просто устали. Ищите помощи на стороне — родные, близкие, патронажные службы. И помните: то, что вы делаете, бесценно.

Общение

Обязательно общайтесь с умирающим человеком.

Дайте умирающему возможность высказаться.

Спокойно относитесь к его возможному гневу — в нем кричит страх.

Избегайте неуместного оптимизма.

Умирающий человек хочет чувствовать себя защищенным. Справиться со страхами можно, если о них говорить. Вам не удастся промолчать и обойти тему смерти, ведь нельзя предложить ему не умирать и быть здоровым. В данном случае ничего нет хуже ложных обещаний. Больной имеет право знать, что его ожидает, понимать, что от него ничего не утаивают, что для него делается все возможное.

Не стоит вести себя так, словно всем остальным неизвестно, что вот-вот наступит конец. В большинстве случаев такое поведение является нереалистичным и даже оскорбительным.

Подробности по теме

Почему мы боимся умереть? Рассуждают ученые, активисты, священник и адепт Death Positivity

Почему мы боимся умереть? Рассуждают ученые, активисты, священник и адепт Death Positivity

Когда кто‑то из близких болен, мы очень часто забываем о детях. Но дети точно так же обеспокоены, они тоже боятся. Если вы понимаете, что человек скоро умрет, то переживаете и ведете себя по отношению к нему по-другому, в то время как ребенок часто вообще не понимает, что происходит. С детьми надо говорить откровенно.

Дети порой задают вам вопросы; на них нужно отвечать как можно проще, чтобы ребенок вас понял и не был перегружен излишней информацией. Детям следует знать, почему дома другая обстановка, почему папа грустный, почему мама задумчивая. Ребенок должен быть готов, что с его близким могут произойти изменения.

Иногда, если родственники приходят попрощаться с человеком, дети стоят в углу и не осознают, что происходит. Горе у детей выражается более явно, в отличие от взрослых. Дети могут беззаботно играть, а потом вдруг резко заплакать.

В Европе для детей, переживших потерю близкого человека, есть специальные курсы, где с ними занимаются психологи, учат их говорить о смерти и справляться с этим горем. Что можно сделать дома?

Необходимо помочь детям осознать неизбежность, дать понять, что рядом есть родные, которые им помогут справиться, что жизнь продолжается — и при этом умерший не будет забыт.

Можно вместе с детьми создать альбом, вклеить туда фотографии, любимые стихи умирающего — это своего рода «окно памяти». В психологии есть понятие «незаконченный период траура»: если он не закончится у детей сейчас, то может проявиться впоследствии (например, лет через сорок), — так или иначе, все фазы горя все равно придется пережить.

Пример дневника девочек Светы и Лены, дочерей больного БАС (боковой амиотрофический склероз. — Прим. ред.):

Привет, мы Света и Лена.
Мы живем с родителями в доме с садом.
В настоящий момент наш дом перестраивается. Новая ванная, двери и лестница. Дом перестраивается для нашего отца.
Наш отец очень болен. На днях ему пришлось пойти в больницу для осмотра.
Врачи сказали, что это БАС.

Мама объяснила нам, что эта болезнь очень редкая и не является заразной.
И нам не нужно беспокоиться о заражении, когда мы обнимаем и целуем папу.

Мы не хотим, чтобы папа был болен. Мы хотим, чтобы он снова поправился. Папа больше не может держать чашку, не может ходить.
Язык папы неясен, он получит компьютер, который будет за него говорить.
Папа стал очень худым. Он теперь ест столько, сколько может.
Мама говорит нам, что болезнь ухудшается.

В какой‑то момент папы больше не будет. Но он всегда будет в наших сердцах, и мы будем его вспоминать. От тяжелой болезни люди умирают. Когда я это узнала, то думала, что жизнь не может больше продолжаться.

Но она продолжается, только по-другому. Человек, которого я люблю, очень тяжело болен. Однажды его больше не будет. Это очень грустно.

Но есть люди, которые помогают мне справляться с этим горем (Света, дочь больного БАС).

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/12724-izbegayte-optimizma-o-chem-nado-pomnit-kogda-zhivesh-ryadom-s-umirayuschim-chelovekom/

Мед-Центр Медик
Добавить комментарий