Анти фно препараты

Лечение болезни Бехтерева препаратами: ингибиторы ФНО и другие эффективные лекарства

Анти фно препараты

Ревматолог высшей категории Олег Валентинович

47776

Дата обновления: Март 2020

Болезнь Бехтерева – хроническое системное заболевание, от которого нельзя полностью избавиться. Лечение болезни Бехтерева – препараты, гимнастика, физиотерапия – способствует улучшению общего самочувствия и останавливает прогрессирование болезни. Лекарства назначают для снятия симптомов в периоды обострения заболевания.

Симптомы заболевания

Заболевание приводит к изменению формы позвоночника и осанки

Второе название заболевания – анкилозирующий спондилоартрит. Заболевание поражает преимущественно мужчин, первые симптомы появляются в возрасте 15-25 лет. Женщины сталкиваются с патологией в 4 раза реже, чем мужчины.

Патология представляет собой хронический воспалительный процесс в суставах и межпозвоночных дисках. Причина воспаления до сих пор точно не определена, большинство специалистов сходятся во мнении, что это болезнь аутоиммунной природы.

При патологии наблюдается ухудшение подвижности, искривление позвоночника, периодические боли.

Симптомы болезни Бехтерева:

  • слабость, сонливость, апатия;
  • боли в суставах;
  • нарушение движения или скованность поясничного отдела позвоночника;
  • ухудшение осанки, развитие кифоза;
  • кальцифицирование межпозвоночных дисков.

Болезнь развивается медленно, симптомы долгое время могут не проявляться. При патологии наблюдается окостенение межпозвоночных дисков, что приводит к ограничению подвижности и нарушению координации движения.

Боли в суставах усиливаются в состоянии покоя, чаще всего беспокоят больного ближе к утру. При этом физические упражнения успешно устраняют болевой синдром.

Болезнь полностью не лечится, но успешно “залечивается”. Цель терапии – остановить прогрессирование патологического процесса и нормализовать двигательную активность. Для этого применяют различные лекарства от болезни Бехтерева, комплекс упражнений ЛФК, диету.

Показания к назначению препаратов

Лекарства снимут болевые симптомы и замедлят прогрессирование недуга, но полностью от него не избавят

Показанием к лечению болезни Бехтерева препаратами является обострение заболевания. Обострение представляет собой воспалительный процесс в позвоночном столбе и периферических суставах, протекает с выраженным болевым синдромом и болью при движении.

Основные показания для назначения лекарств:

  • ноющие или простреливающие боли в состоянии покоя;
  • воспаление суставов, хруст, изменение амплитуды движения;
  • первичная диагностика патологии.

Лекарственную терапию в обязательном порядке назначают пациентам, у которых только выявлена эта патология. Это объясняется тем, что препараты способны сдерживать прогрессирование заболевания, тем самым позволяя жить полной жизнью.

Однако полностью избавиться от патологии лекарства нельзя. Более того, на сегодняшний день болезнь является неизлечимой, во многом потому, что наука до сих пор не выяснила причины и механизм развития заболевания.

Нестероидные противовоспалительные средства (НПВП)

Основными препаратами в лечении различных патологий суставов являются НПВП, и болезнь Бехтерева не исключение. Эти лекарства быстро устраняют болевой синдром, снимают отечность сустава и купируют воспалительный процесс. Они отпускаются без рецепта и имеют доступную стоимость.

Обратите внимание! Нестероидные противовоспалительные средства нельзя принимать длительным курсом из-за негативного воздействия на организм.

Такие лекарства хорошо переносятся организмом, но с условием отсутствия противопоказаний и кратковременного приема. При длительном использовании наблюдается нарушение в работе органов пищеварительной системы, печени и почек.

Однако по сравнению с глюкокортикостероидами они признаны более безопасными, хоть и уступают в силе терапевтического эффекта.

Назначение

Противовоспалительные препараты нестероидной группы работают сразу в трех направлениях:

  • купирую воспалительный процесс;
  • устраняют болевой синдром;
  • избавляют от отека на фоне воспаления.

Их действие направлено на снижение чувствительности тканей к действию медиаторов воспаления.

Преимуществом таких лекарств является быстрое действие и удобные формы выпуска. Они выпускаются в таблетках, капсулах, растворах для инъекции и порошке для приготовления суспензии. Лидеры по скорости наступления обезболивающего действия – суспензия и уколы. К тому же внутримышечное введение более щадящее, так как действующее вещество проникает в кровь, минуя желудочно-кишечный тракт.

Препараты группы

С сильными болями препарат справиться не может

Выбор препаратов этой группы очень велик:

  1. Диклофенак – таблетки, уколы, мази и гели. Препарат первой линии выбора, наиболее часто назначаемый при болезнях суставов. Для быстрого устранения болевого синдрома в начале обострения болезни рекомендованы внутримышечные уколы. Их достаточно делать 1 раз в сутки. Для домашнего использования удобны таблетки и капсулы, но принимать их придется чаще, а действуют они не так быстро. Мази и гели при болезни Бехтерева малоэффективны, так как не могут проникнуть вглубь сустава, но могут использоваться в составе комплексной терапии и при внезапном обострении боли, в случае, если таблеток под рукой не оказалось.
  2. Ибупрофен. Один из самых известных препаратов, выпускается в разных формах. Синонимы – Нурофен, Еврофаст, Арвипрокс, Ибупром. Препарат обладает широким спектром действия – снижает жар, устраняет боль в суставах, мигрень, головную боль напряжения. Минус лекарства – оно эффективно только при слабом и среднем болевом синдроме, от острых болей не помогает.
  3. Нимесулид – препарат быстрого действия с выраженным обезболивающим эффектом, может применяться при острых интенсивных болях. Коммерческие названия – Нимид, Аффида Форт, Нимесил, Нимедар. Наиболее востребованная форма выпуска – порошок для приготовления суспензии в саше. Лекарство можно принимать по 1 саше каждые 12 часов.
  4. Индометацин. Выпускается в форме раствора для инъекций и ректальных суппозиториев. Мощное противовоспалительное и противоревматическое средство, основными показаниями к назначению являются различные артриты, острая и хроническая болезнь Бехтерева, ревматизм.

Несмотря на выраженное обезболивающее действие, перечисленные препараты имеют множество противопоказаний. Их нельзя принимать при язве желудка, двенадцатиперстной кишки, атрофических патологиях органов ЖКТ, проблемах с печенью и почками.

Чтобы не возникало побочных эффектов, противовоспалительные препараты следует принимать небольшим курсом.

Глюкокортикостероиды при периферической форме болезни Бехтерева

Различают несколько форм заболевания. Периферическая форма патологии характеризуется поражением позвоночника и периферических суставов – голеностопного, коленного, локтевого.

Для лечения этой формы болезни используют глюкокортикостероиды – синтетические аналоги гормонов надпочечников, обладающие мощным противовоспалительным действием.

Минус таких препаратов – системное действие на организм. Длительный прием может привести к развитию тяжелых побочных эффектов, вплоть до нарушения работы надпочечников.

Названия лекарств

Укол необходимо сделать в место локализации боли

“Золотое трио” глюкокортикостероидов – это гидрокортизон, преднизолон и дексаметазон. Все препараты являются аналогами, но гидрокортизон отличается более слабым действием, а преднизолон реже вызывает тяжелые побочные эффекты.

Глюкокортикостероиды применяют в форме инъекций. Чаще всего практикуются внутрисуставные инъекции, такие уколы делает только врач.

Универсальных дозировок нет, количество вводимого препарата зависит от веса и возраста человека.

Главное преимущество глюкокортикостероидов – быстрое противовоспалительное действие. Эффект заметен уже через 6-8 часов после первого укола. Применять их необходимо коротким курсом, точно придерживаясь рекомендаций лечащего врача.

Ингибиторы ФНО

Ингибиторы ФНО (фактора некроза опухоли) при болезни Бехтерева применяются для блокирования влияния цитокина, действие которого врач считают причиной обострения патологии.

В качестве ингибиторов ФНО выступают моноклональные тела, которые применяются в лечении различных аутоиммунных заболеваний, таких как ревматоидный артрит и псориаз.

На сегодняшний день, терапия ингибиторами ФНО – это самый эффективный способ сдерживать прогрессирование заболевания. Минус лечения болезни Бехтерева таким средством – очень высокая стоимость одной дозы лекарства. Блокатор ФНО от болезни Бехтерева может стоить больше 50 тыс. рублей.

Наименования препаратов

Препарат отличается высокой эффективностью, но стоит очень дорого

Ингибиторы ФНО или моноклональные антитела выпускаются в виде раствора для подкожной инъекции. Форма выпуска препаратов – шприц с дозой лекарства либо порошок для приготовления раствора для инъекции.

Наименования:

  • инфликсимаб (Ремикейд);
  • голимумаб (Симпони);
  • адалимумаб (Хумира);
  • этанерцепт (Энбрел).

Этанерцепт, пожалуй, самое эффективное лекарство от болезни Бехтерева. Оно является иммуносупрессором, по действию схоже с моноклональными антителами, но его стоимость достигает 150 тыс. рублей за одну дозу препарата.

Дозировки таких лекарств определяются индивидуально для каждого больного. Инъекции делают сначала 1 раз в неделю, затем раз в месяц, в три месяца и раз в полгода. На таких инъекциях часто удается уменьшить скорость прогрессирования болезни Бехтерева. Как правило, после курса лечения ингибиторами ФНО частота рецидивов сокращается в несколько раз.

Препараты от ревматоидного артрита

Единственного самого эффективного лекарства от болезни Бехтерева не существует, так как все люди по-разному реагируют на различные препараты. Стоит отметить, что даже моноклональные антитела или ингибиторы ФНО не являются панацеей, так как некоторым пациентам не подходят.

Существует еще два лекарства, не внесенные в соответствующие группы, которые могут быть назначены при болезни Бехтерева – это Диафлекс и сульфасалазин.

Диафлекс представляет собой комбинированный препарат, в составе которого анальгетик нестероидное противовоспалительное средство. Это мощное обезболивающее лекарство, разработанное специально для устранения боли при остеоартрозе, коксартрозе и артритах.

Также нередко врачи рекомендуют уколы сульфасалазина при болезни Бехтерева. Коммерческое название препарата – Азульфидин. Это хорошо изученное лекарство, которое выпускается с середины 50-х годов прошлого столетия.

Еще тридцать лет назад сульфасалазином при болезни Бехтерева лечили абсолютно всех пациентов, считая, что эта патология вызвана бактериями.

Однако в настоящее время сульфасалазин применяют только при подозрении на инфекционное воспаление сустава при болезни Бехтерева и ревматоидном артрите, поэтому препарат не входит в перечень лекарств первой линии выбора.

Начиная медикаментозное лечение, важно помнить основные правила:

  • препараты назначает только врач;
  • лекарства необходимо принимать согласно схеме приема, подобранной специалистом;
  • самолечение недопустимо.

Одних препаратов мало для лечения патологии. Снизить скорость прогрессирования болезни и избавиться от внезапных обострений поможет только комплексная терапия.

Источник: https://sustavy.guru/zabolevaniya/bolezn-behtereva/lechenie-bolezni-behtereva-preparaty/

Новые лекарства при аутоиммунных заболеваниях (мегагрант 2014-2016 гг)

Анти фно препараты

Проект «Новые лекарства и принципы анти-ФНО терапии при аутоиммунных заболеваниях» (мегагрант 2014-2016 гг)

Для выполнения данного проекта под руководством ведущего ученого, члена-корреспондента Российской Академии Наук, профессора Сергея Артуровича Недоспасова в рамках мегагранта Правительства Российской Федерации, выделяемого на конкурсной основе для государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущих ученых в российских образовательных учреждениях высшего профессионального образования, в 2014 году создана лаборатория экспериментальной иммунологии

Цель проекта:

Сравнительная оценка нескольких новых блокаторов ФНО*, создание условий для их последующего производства и клинического применения.

Задачи проекта: 

— Создать и оценить в экспериментальных системах на мышах нового типа блокаторы ФНО, которые бы фармакологически нейтрализовали ФНО только из основного патогенного источника.

— Отработать экспериментальную модель фармакологической блокировки ФНО человека на «гуманизованных» мышах при артрите с использованием коммерчески доступных анти-ФНО-препаратов (Infliximab или Adalimumab, Etanercept и Certolizumab pegol).

— Изучить патогенез ФНО при аутоиммунных заболеваниях с помощью недавно созданных «репортерных» мышей и систем прижизненного имиджинга, разработанных в Медицинской академии и ННГУ.

— Создать платформу для доклинической оценки нескольких новых химеризованных и гуманизованных антагонистов ФНО на основе антител.

— Разработать панель новых биспецифических ФНО-блокаторов на основе однодоменных антител верблюда и способных блокировать ФНО на поверхности определенных типов клеток (например, макрофаги или B-клетки). Определить сродство и фармокинетику новых биспецифических антител и оценить их эффективность в экспериментальных болезнях на гуманизованных мышах.

— Оценить влияние Etanercept/Enbrel по сравнению с Infliximab и Certolizumab pegol на системные уровни IgA и состав микробиоты в гуманизованных мышах.

Результаты (проекты):

Получение и экспрессия конструкта, кодирующего слитный белок, состоящий из одноцепочечного рекомбинантного антитела ламы, связывающего фно, и цветного белка, флуоресцирующего в красной части спектра

Фактор некроза опухоли (ФНО) является провоспалительным цитокином. В норме, ФНО играет важную роль в защите организма от патогенов, а также участвует в формировании иммунной системы. Однако, при многих аутоиммунных заболеваниях (в частности, при ревматоидном артрите и болезни Крона) отмечена гиперэкспрессия ФНО.

В связи с этим, важным для понимания роли ФНО как в патологических, так и в нормальных процессах является изучение сайтов экспрессии этого цитокина. У представителей семейства Camelidae помимо обычных антител присутствуют особые антитела, состоящие только из тяжёлых цепей.

Несмотря на отсутствие лёгкихцепей, такие антитела с высокой аффинностью связывают антиген. Описаны одноцепочечные рекомбинантные антитела, представляющие собой вариабельный участок тяжёлой цепи антитела ламы. Эти антитела представляют собой наименьший известный антиген-распознающий элемент.

Такие одноцепочечные антитела были получены и против ФНО человека. Благодаря достаточно высокой аффинности и

крайне малым размерам этих антител их можно использовать для создания слитных белков (fusion proteins), в частности с флуоресцентными белками.

Одним из наиболее подходящих для визуализации структур на уровне целого организма флуоресцентных белков является белок Katushka. Нами были получены конструкты, кодирующие слитные белки одноцепочечных рекомбинантных антител, связывающих ФНО человека, и Katushka. Полученные конструкты были проэкспрессированы в бактериальной системе (E. сoli).

Рекомбинантный белок сохранил способность к флуоресценции в красной области спектра. В настоящее время изучаются биологические свойства слитного белка, в том числе способность слитного белка связывать ФНО и визуализировать в организме места его продукции и накопления.

Использование связывающего ФНО цветного слитного белка в качестве маркёра в экспериментах на мышиных моделях (в первую очередь, на мышах, “гуманизованных” по ФНО локусу), позволит изучить, в каких тканях происходит экспрессия этого цитокина, в том числе и при заболеваниях, являющихся моделями заболеваний человека.

Устройство генетической конструкции, кодирующей флуоресцентный сенсор TNF – Vhh41-K . Схематическое изображение двухвалентного взаимодействия димера флуоресцентного сенсора с тримером TNF (Ефимов Г.А., Недоспасов С.А., неопубликованные данные)

Прижизненная визуализация областей гиперэкспрессии TNF в модельном аутоиммунном артрите с помощью флуоресцентного сенсора Vhh41-K (Ефимов Г.А., Недоспасов С.А., неопубликованные данные)

Анализ экспрессии tnf в модели острого воспаления с использованием репортерных мышей с красным флуоресцентным белком

Ранее в лаборатории ведущего ученого была создана новая линия репортерных мышей (TNF-2A-Кat), содержащих в виде трансгена фрагмент гена TNF с его регуляторными элементами, слитый с геном красного флуоресцентного белка Катюшка (Kat).

Таким образом, в геном линии трансгенных TNF-2A-Кat репортерных мышей вставлена генетическая конструкция, позволяющая совместно экспрессировать ген TNF и ген-репортер флуоресцентного белка.

Конструкция содержит большинство известных регуляторных элементов гена TNF, что позволяет идентично регулировать экспрессию трансгена и гена TNF клетки. Совместно с НИИ Биомедицинских технологий НижГМА были получены данные по флуоресцентному in vivo имиджингу TNF-2A-Кat репортерных мышей.

Так, при сравнении флуоресцентных изображений in vivo было обнаружено, что интенсивность сигнала флуоресценции некоторых тканей TNF-2A-Kat мышей, в частности, кожи, значительно выше по сравнению с интенсивностью сигнала от тканей мышей дикого типа:

Типичные флуоресцентные изображения, полученные in vivo на мышах TNF-2A- Kat (верхний ряд) и мышах дикого типа (нижний ряд) : А – со стороны спины, Б – с левого бока, В – со стороны живота (яркие желтые пятна являются артефактом аутофлуоресценции).

При сравнительном флуоресцентном имиджинге ex vivo внутренних органов TNF-2A-Kat мышей и мышей дикого типа, таких как мышцы, кишечник, желудок, сердце, селезёнка, почки, лимфатические узлы, печень и лёгкие животных.

Оценка флуоресценции органов показала, что хотя интенсивность сигнала от кожи, мышц, кишечника, лимфоузлов и легких была выше у TNF-2A-Kat мышей, статистически значимые отличия в интенсивности флуоресценции между двумя группами мышей наблюдались только для кожи и мышечной ткани.

Этот результат, полученных на наивных здоровых мышах, разводка которых происходит в SPF виварии, позволил предположить, что активация гена TNF в клетках кожи может быть обусловлена эффектами микробиоты.

Эта возможность сейчас исследуется с помощью применения антибиотиков, а также расширением анализа на эмбриональную стадию развития мышей, так как считается, что заселение микробиотой происходит после рождения.

Флуоресцентный имиджинг Aldara-индуцированного псориаза у мышей TNF-2A-Kat

Поскольку репортерные мыши позволили выявить «кожный фенотип» в экспрессии TNF у наивных мышей, возник вопрос об уровне экспрессии этого цитокина в условиях экспериментального воспаления кожи, такого как псориаз.

При проведении сравнительного флуоресцентного имиджинга Aldara-индуцированного псориаза у мышей TNF-2A-Kat и мышей дикого типа было отмечено, что после серии последовательных нанесений препарата интенсивность сигнала флуоресценции в зоне заболевания у мышей TNF-2A-Kat значительно увеличивалась по сравнению с контрольным сигналом от здорового участка кожи, тогда как при индукции псориаза у мышей дикого типа подобных различий в интенсивности сигнала флуоресценции между участком кожи с псориазом и участком нормальной кожи не наблюдалось.

Флуоресцентный имиджинг in vivo и фотографии мыши TNF-2A-Kat (а) и мыши дикого типа (б) в условиях экспериментального псориаза, вызываемого препаратом AldaraТМ.

Наблюдение флуоресценции кожи мышей in vivo в динамике после нанесения псориаз-индуцирующего препарата AldaraТМ показало, что несмотря на формирование псориатических бляшек на коже, изменения сигнала, регистрируемого с поверхности у мышей дикого типа, не наблюдалось.

Для мышей TNF-2A-Kat было характерно увеличение сигнала флуоресценции в зоне предполагаемой патологии начиная с 3-го дня после нанесения препарата по 7й день анализа, что, вероятно, свидетельствует о повышенном уровне продукции TNF.

С помощью установки для многофотонной томографии MPTflex (Jenlab, Германия) были полученыin vivo изображения участков кожи TNF-2A-Kat репортерных мышей после 7 дней нанесения препарата, а также наивных TNF-2A-Kat репортерных мышей, не подвергавшихся воздействиям AldaraTM. Проводили сканирование кожи по глубине с получением Z-стеков с шагом 5 мкм.

Анализ изображений показал, что у TNF-2A-Kat репортерных мышей после нанесения препарата AldaraТМ наблюдается значительное утолщение рогового слоя эпидермиса и избыточное количество кератиноцитов по сравнению с интактным участком кожи, что является признаками псориаза:

In vivo изображения псориатического участка кожи TNF-2A-Kat репортерной мыши (А) и здорового участка кожи (Б). Глубина слоя указана над изображениями. Красный канал: автофлуоресценция, двухфотонное возбуждение фемтосекундным лазером 750 нм. Зеленый канал: коллаген, генерация второй гармоники. Регистрация флуоресценции в диапазоне 409-660 нм.

СОЗДАНИЕ, ЭКСПРЕССИЯ, ОЧИСТКА И ОЦЕНКА ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СВОЙСТВ БИСПЕЦИФИЧЕСКИХ АНТИТЕЛ НА ОСНОВЕ МИНИ-АНТИТЕЛ А9

Одной из основных научных идей проекта, осуществляемого в лаборатории экспериментальной иммунологии, является новый подход к антицитокиновой терапии, основанный на создании более специфических блокаторов TNF, которые будут избирательно нейтрализовать патогенный TNF из конкретных клеточных источников. Для его осуществления на базе уникальных однодоменных антител мозоленогих (ламы, верблюды) были сконструированы биспецифические анти-TNF белки, которые могут нейтрализовать TNF, экспрессируемый макрофагами.

Схема генетических конструкций, кодирующих антитело, связывающееся с TNF и макрофагальным маркером F4/80

НАЗВАНИЕСТРОЕНИЕФУНКЦИЯ
BV1pelB — анти-hTNF VHH — Hinge-region linker — анти-F4/80 VHH#4 — 6хHisСвязывается с макрофагами и блокирует TNF
BV1cpelB — анти-hTNF VHH — Hinge-region linker — анти-HLf1 VHH — 6хHisНе связывается с макрофагами, но блокирует TNF (отрицательный контроль)
BV1mutpelB — мутантныйанти F4/80 VHH — Hinge-region linker — anti-F4/80 VHH#4 — 6хHisНе связывается c макрофагами, но блокирует TNF (отрицательный контроль)

Экспрессию белков проводили в бактериальной системе (E. coli, штамм Rosetta 2(DE3)pLysS). Очистка осуществлялась с помощью жидкостной аффинной хроматографии на колонках с Ni-NTA Agarose смолой. Затем, для переведения в HEPES-буфер, проводили 3 раунда диализа. Присутствие и концентрацию белка в элюате оценивали по изменению оптической плотности раствора при длине волны 280 нм, с помощью спектрофотометра при 320-340 нм в реакции с трихлоруксусной кислотой, а также методом электрофореза в ПААГ. Для обеспечения стабильности препаратов белков BV1, BV1c и BV1mut были использованы различные химические стабилизаторы, которые согласно нормативам Федерального закона «О лекарственных средствах» являются безопасными в производстве и применении терапевтических препаратов. Максимальная стабильность белков наблюдалась при присутствии в растворе 10% D(+)глюкозы или D(+)сорбитола. Кроме того, добавление к раствору белков 50 мM аргинина и 50 мM глутаминовой кислоты увеличивало их растворимость. Для предотвращения образования спонтанных внутри- и межмолекулярных S-S связей в раствор была введена окислительно-восстановительная пара 25mM L-аскорбиновая кислота/20 mcM CuSO4. Для определения эффективности связывания белков с TNF был использован метод ИФА, который основан на «сэндвич» — гибридизации. Максимальная чувствительность полученных препаратов антител составила около 5 нг/мл рекомбинантного TNF, что свидетельствует о высокой эффективности взаимодействия BV1, BV1c и BV1mut с белком-«мишенью».

Препараты белков BV1, BV1c и BV1mut после очистки и оптимизации стабильности.

Оценку способности полученными рекомбинантными антителами блокировать TNF проводили с помощью цитотоксического MTT-теста на клетках линии WEHI-164. По результатам теста все три белка обладали ингибирующей активностью по отношению к TNF, и, в концентрации около 100 нМ, полностью блокировали действие TNF, тем самым сохраняя 100% выживаемость клеток.

Кривые выживаемости клеток линии WEHI-164 после взаимодействия с TNF в концентрации 200ЕД и белков BV1, BV1-c, BV1-mut в разных концентрациях. Данные обрабатывались в программе GraphPadPrism с помощью метода наименьших квадратов. Показаны 95% доверительные интервалы.

Для эксперимента были сформированы три группы мышей, которым за полчаса до инъекции смеси гепатотоксичных агентов ЛПС и D-галактозамина вводили следующие препараты: в качестве положительного контроля 1 группе мышей — препарат мышиного моноклонального антитела F10 в дозе 7 мкг/г веса, группе 2 — исследуемый препарат BV-1 в дозе 5 мкг/г веса, третьей группе (используемой в качестве отрицательного контроля) -фосфатно-солевой буфер (PBS). По результатам теста препарат BV-1 наравне с моноклональным антителом F10 обладает защитным действием, сохраняя 100% выживаемость мышей по сравнению с контрольной группой, которой вводили PBS. В дальнейшем планируется повторить эксперимент для исследуемых белков (BV1, BV1c и BV1mut), чтобы выявить минимальную эффективную дозу.

Кривые и диаграмма выживаемости «гуманизированных» мышей в модели острой гепатотоксичности, индуцированной введением липополисахарида и D-галактозамина.

Источник: http://www.ibbm.unn.ru/sci-projects/novye-lekarstva-pri-autoimmunnyh-zabolevaniyah/

Биологическая (антицитокиновая) терапия при болезни Крона: эффективность и потеря ответа

Анти фно препараты

Болезнь Крона (БК) относится к группе воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК) и является хроническим рецидивирующим заболеванием желудочно-кишечного тракта неясной этиологии, характеризующимся трансмуральным, сегментарным, гранулематозным воспалением.

БК наиболее часто поражает терминальный отдел подвздошной кишки или илеоцекальную область, но может встречаться во всех отделах желудочно-кишечного тракта [1].

Ввиду того, что этиология заболевания остается невыясненной, а патогенез имеет иммуноопосредованный механизм, терапия направлена прежде всего на подавление воспалительной реакции.

Целями лечения являются достижение и поддержание стойкой клинико-эндоскопической ремиссии, снижение частоты осложнений и хирургических вмешательств [2], что обусловливает необходимость учитывать эффективность и безопасность медикаментозных средств при их назначении.

Выбор адекватного метода лечения должен опираться на соотношение эффективности и безопасности каждого отдельного препарата и их комбинации, предыдущего ответа на лечение (особенно когда речь идет о рецидиве, стероидозависимом или стероидорезистентном заболевании), а также на наличие внекишечных проявлений и осложнений.

Разные препараты высвобождаются в разных участках желудочно-кишечного тракта, поэтому могут иметь локализованное действие (месалазин, будесонид), в связи с чем выбор препарата в каждом случае индивидуален. Выбор терапии зависит от локализации поражения, тяжести атаки и течения заболевания [3]. Разное лечение также проводится для индукции и поддержания ремиссии.

Для ее индукции в зависимости от локализации и тяжести поражения применяют кортикостероиды, препараты 5-аминосалициловой кислоты (5-АСК, хотя их эффективность ограничена) [4], антибактериальные препараты (их роль тоже недостаточно ясна) [5], иммуносупрессоры и биологическую терапию.

Для поддержания ремиссии основными препаратами являются иммуносупрессоры [6] и биологические препараты, а применение препаратов 5-АСК ограничено [3].

Результаты большого когортного исследования, проведенного в Скандинавии [7], свидетельствуют о том, что среди всех пациентов, получавших лечение препаратами 5-АСК и кортикостероидами, у 13% достигнута стойкая ремиссия, у 20% возникло обострение в течение 1 года после терапии, у 67% заболевание приобрело хроническое часто рецидивирующее течение, у 5% – непрерывное.

При недостаточно эффективной терапии БК прогрессирует из воспалительной неосложненной формы в осложненную (стриктурирующую или пенитрирующую), поэтому наиболее важной задачей представляется подбор эффективной терапии с момента диагностики заболевания.

В настоящее время существуют две стратегии лечения (терапии): «step-up»-терапия и «top-down». «Step-up»-терапия предполагает начало лечения с кортикостероидов и препаратов 5-АСК, в при их неэффективности – дополнительное назначение иммуносупрессоров и биологических препаратов, в то время как терапия «top-down» с них начинается [8].

Тем не менее продолжает обсуждаться вопрос о том, какая из терапевтических стратегий предпочтительнее [9]. К биологическим препаратам из группы блокаторов цитокинов, которые наиболее часто применяются в клинической практике, относятся блокаторы фактора некроза опухоли α (ФНО-α).

ФНО-α индуцирует клеточную пролиферацию и дифференцировку, влияет на клеточную адгезию и стимулирует цитокиновые сигналы экспресии генов. Ингибирование ФНО-α является эффективным терапевтическим направлением для пациентов с БК, не поддающейся другому лечению [10].

В большинстве стран Европы для лечения БК зарегистрированы два препарата из группы блокаторов ФНО-α – инфликсимаб и адалимумаб [11], которые являются моноклональными антителами к ФНО-α.

Инфликсимаб представляет собой химерные антитела, состоящие из человеческого и мышиного компонентов, предназначенные для внутривенного введения, адалимумаб – полностью человеческие моноклональные антитела, которые вводят подкожно [12]. Механизм действия до конца не ясен, однако известно, что в силу особенностей строения эти препараты различаются по фармакокинетическим и фармакодинамическим свойствам [13].

Ответ на лечение анти-ФНО препаратами

В рандомизированном двойном слепом исследовании SONIC сравнивали монотерапию инфликсимабом или азатиоприном и комбинированное лечение двумя этими препаратами у 508 пациентов со среднетяжелым и тяжелым течением БК, ранее не получавших иммуносупрессоры или биологические препараты [14]. Все пациенты были рандомизированы на три группы. Больные 1-й группы получали инфликсимаб внутривенно в дозе 5 мг/кг на 0, 2,

6-й неделе и далее каждые 8 нед и капсулы плацебо, 2-й – азатиоприн в капсулах в дозе 2,5 мг/кг ежедневно и инфузии плацебо в стандартном режиме, 3-й – комбинированную терапию двумя препаратами в стандартных дозировках и режиме.

Исследование длилось 30 нед и могло быть продолжено до 50 нед.

Из 169 пациентов, получавших комбинированную терапию, к 26-й неделе (первичная конечная точка) в ремиссии без стероидов находились 96 (56,8%) человек, 75 (44,4%) пациентов из 169, получавших только инфликсимаб (р=0,02), и 51 (30,0%) из 170 пациентов, получавших только азатиоприн (р

Источник: https://www.mediasphera.ru/issues/dokazatelnaya-gastroenterologiya/2013/3/032305-2260201333

Снижение дозы или прекращение использования анти-ФНО препаратов у людей с ревматоидным артритом, которые чувствуют себя хорошо

Анти фно препараты

Мы провели обзор исследований, в которых доза анти-ФНО препаратов (адалимумаб, цертолизумаб пеголь, этанерцепт, голимумаб и инфликсимаб) была снижена или лечение было остановлено у людей с ревматоидным артритом (РА), которые использовали анти-ФНО препараты и чувствовали себя хорошо. После систематического поиска всех соответствующих исследований до сентября 2013 года, мы нашли семь исследований с участием 1203 участников. Продолжительность исследований составляла от 24 недель до 18 месяцев.

Что такое ревматоидный артрит? Для чего прекращают использование или снижают дозу анти-ФНО препаратов?

Если у вас ревматоидный артрит (РА), ваша иммунная система, которая обычно борется с инфекцией, атакует выстилку ваших суставов. Из-за этого ваши суставы становятся опухшими, тугоподвижными (скованными) и болезненными.

Мелкие суставы кистей и стоп, как правило, поражаются в первую очередь.

В настоящее время РА считается неизлечимым заболеванием, поэтому лечение направлено на уменьшение боли и скованности, улучшение двигательной активности и предотвращение повреждения суставов.

Анти-ФНО агенты являются биологическими препаратами для РА. Они снижают жалобы при РА, уменьшая воспаление в суставах, и они уменьшают повреждение суставов, подтверждаемое рентгенографическими изменениями. Снижение дозы или прекращение лечения анти-ФНО агентами, когда активность заболевания является низкой, может снизить дозозависимые побочные эффекты и затраты на лечение.

Основные результаты

Данные были доступны только для двух анти-ФНО агентов.

Активность заболевания

– У людей, которым снизили дозу этанерцепта, не отмечалось увеличения активности заболевания по сравнению с людьми, которые продолжали получать этанерцепт (доказательства умеренного качества).

– У людей, которые прекратили получать адалимумаб, было увеличение активности заболевания на 0.6 единиц по шкале от 0,9 до 8 по сравнению с людьми, которые продолжали получать адалимумаб (доказательства низкого качества).

– У людей, которые прекратили принимать этанерцепт, было повышение активности заболевания на 1,1 единицы по шкале от 0,9 до 8 по сравнению с людьми, которые продолжали принимать этанерцепт (доказательства умеренного качества).

– У людей, которым пытались постепенно снизить дозу адалимумаба или этанерцепта, было повышение активности заболевания на 0,5 единиц по шкале от 0,9 до 8 по сравнению с людьми, которые продолжали получать адалимумаб или этанерцепт (доказательства низкого качества).

Ремиссия РА

– На 91 человека меньше на каждую 1000 (людей) оставалось в стадии ремиссии РА после того, как доза этанерцепта была снижена, по сравнению с продолжением применения в дозе 50 мг в неделю (абсолютная разница 9%; доказательства низкого качества).

– На 413 людей меньше на каждую 1000 (людей) оставалось в стадии ремиссии РА после того, как применение адалимумаба или этанерцепта было остановлено, по сравнению с продолжением применения адалимумаба или этанерцепта (абсолютная разница 40%; доказательства очень низкого качества).

– Не было выявлено исследований, которые изучали, как постепенное снижение дозы анти-ФНО влияет на ремиссию РА.

Рентгенологическое прогрессирование

– У людей, которым снижали дозу этанерцепта, повреждения суставов на рентгенограмме были более выраженными на величину, меньшую, чем 1 единица по шкале от 0 до 448, чем у людей, которые продолжали получать этанерцепт (практически без изменений) (доказательства умеренного качества).

– У людей, которые прекратили применение этанерцепта, повреждения суставов на рентгенограмме были более выраженными на величину, меньшую, чем 1 единица по шкале от 0 до 448, чем у людей, которые продолжали принимать этанерцепт (практически без изменений) (доказательства умеренного качества.

– Не было выявлено исследований, которые изучали, как постепенное снижение дозы анти-ФНО повлияло бы на повреждения суставов на рентгенограмме.

Функция

– У людей, которым снижали дозу этанерцепта, не было ухудшения функции по сравнению с людьми, которые продолжали принимать этанерцепт (доказательства умеренного качества).

– У людей, которые прекратили принимать этанерцепт, было повышение на 0.3 по шкале от 0 до 3 по сравнению с людьми, которые продолжали принимать этанерцепт (доказательства умеренного качества).

– У людей, которым пытались постепенно снизить дозу адалимумаба или этанерцепта, не было ухудшения функции по сравнению с людьми, которые продолжали принимать адалимумаб или этанерцепт (доказательства низкого качества).

Побочные эффекты

– У людей, которым снижали дозу этанерцепта, было меньше побочных эффектов по сравнению с людьми, которые продолжали принимать этанерцепт, но это могло произойти случайно (доказательства умеренного качества).

– Людям, которым снижали дозу этанерцепта, приходилось реже останавливать (прекращать) исследование из-за побочных эффектов, чем людям, которые продолжали принимать этанерцепт, но это могло произойти случайно (доказательства умеренного качества).

– У людей, которые прекратили принимать этанерцепт, было больше побочных эффектов, чем у тех, кто продолжал принимать этанерцепт, но это могло произойти случайно (доказательства умеренного качества).

– Людям, которые прекратили принимать этанерцепт, приходилось останавливать исследование из-за побочных эффектов реже, чем людям, которые продолжали принимать этанерцепт, но это могло произойти случайно (доказательства умеренного качества).

– Не было выявлено исследований, которые рассматривали перенесенные побочные эффекты у людей, которым пытались постепенно снизить дозу анти-ФНО.

Источник: https://www.cochrane.org/ru/CD010455/MUSKEL_snizhenie-dozy-ili-prekrashchenie-ispolzovaniya-anti-fno-preparatov-u-lyudey-s-revmatoidnym-artritom

Мед-Центр Медик
Добавить комментарий